Ещё один плюс Наталье Поклонской

Единственная из депутатов фракции "ЕР", она проголосовала против пенсионной реформы правительства, на деле доказав, что можно оставаться Человеком среди множества нетрадиционно ориентированных особей.

Теперь особи думают, как её за это наказать.


https://news.mail.ru/politics/34155556/?frommail=1


Бог тебе в помощь, Наташа!

"Николай Кровавый" или Как работает пропаганда

Давно подозревал

Отсюда

Про бытование устойчивого сочетания Николай Кровавый как примера "народной революционной фразеологии", которая, как оказалось, не такая уж революционная и не очень народная. Это, правда, интересно. Sergey Oboguev в коменте пишет -

" чтобы сократить вам усилия поисков, сообщу, что поиск по полному архиву "Искры" (с точностью до возможных ошибок OCR) не обнаруживает сочетания "николай кровавый", а сочетание "николая кровавого" обнаруживается в количестве 1 шт. (Искра №107, стр. 5).

В архиве газеты "Социальдемократ" (центральный орган РСДРП) регистрируется два случая употребления выражения "николай кровавый" и два -- "николая кровавого".

Итого, предварительно вырисовывающаяся картина такова:


1. Выражение было изобретено революционными публицистами в 1900-х, но популярности не приобрело даже в революционной среде; случаи употребления его даже в революционных изданиях единичны (буквально единичны, т.е. "несколько") и труднообнаруживаемы.

2. Об употребление его вне революционной литературы никаких свидетельств не имеется.
Судя по единичности употребления мема даже в радикально-революционных изданиях, вне революционной среды выражение по всей видимости было или неизвестно вообще или во всяком случае совершенно неупотребительно.

3. В единичных же примерах это выражение возникает в политической литературе в 1921-1926 гг. -- в сочинениях Зиновьева (1925), Троцкого (1924) и др.
Имеющаяся в Google Books выборка регистрирует 11 случаев употребления за этот период.


Collapse )

P.S.
Национальный корпус русского языка дает первый пример словоупотребления:
М. М. Пришвин. Дневники (1918): В «Бедности» же напечатано, что Николай Кровавый, «душитель» и т. д.

Путь на Голгофу: несколько мгновений из жизни княгини Елизаветы Романовой

«Она всюду вносила с собою чистое благоухание лилии; быть может, поэтому она так любила белый цвет: это был отблеск ее сердца»…

1 ноября 1864 года в герцогстве Дармштадт, в дружной, на тот момент еще небольшой, семье Великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы — дочери королевы Виктории, родилась вторая малютка. Нарекли принцесcу Елизаветой, в честь святой родственницы – родоначальницы Гессенского дома принцессы Елизаветы Тюрингской. Несмотря на столь богатую родословную, никто не мог предположить тогда, что имя этой девочки будет не единожды вписано в историю человечества. Сначала — как красивейшей женщины эпохи (позднее европейцы скажут, что на Европейском олимпе есть только две красавицы: Елизавета Австрийская — супруга императора Франца Иосифа и Елизавета Федоровна Романова), а затем — как неутомимой труженицы, подвижницы, которая своей святой любовью сумела обогреть и спасти многих. Для этого ей самой предстояло взойти на Голгофу.

Отправной точкой пути, пожалуй, можно считать 1878 год

Принцессе Елизавете 14 лет, только что она лишилась любящей и любимой матери. Великая герцогиня Алиса в свои тридцать пять умерла от дифтерита. Заразилась, ухаживая за своими страдающими, измученными детишками – трехлетним Фридрихом и четырехлетней Марией. Они ушли втроем…

Воспитанная в христианском духе любви, Елизавета с самого детства была научена думать, в первую очередь, о других. Вместе со старшей сестрой Викторией они изо всех сил старались утешить овдовевшего несчастного отца, помогая ему во всем. И нежной сестринской заботой окружили малышей: Ирену, Людвига, шестилетнюю Алису (будущую царицу Российского престола Александру Романову).

Collapse )

Николай II всё больше становится анти-Сталиным

Егор Холмогоров



Екатеринбургская трагедия июля 1918 года имеет множество прочтений. От религиозно-мистических до жизненно прикладных.

Для всякого православного христианина очевидно, что последний царь и его семья приняли мученическую кончину за Христа и православную веру. Их прославленный Церковью подвиг святых страстотерпцев находится в длинном ряду мученических кончин русских князей и царей. Этот ряд начат святыми Борисом и Глебом, воспринимавшимися Святой Русью как защитники и покровители её от внешних врагов. Не приняв кровавого боя с братом в жизни земной, они в жизни небесной увидены были и на Чудском озере, и на поле Куликовом, и во множестве других битв Руси.

Император Николай II, будучи благочестивым православным христианином, уделял огромное внимание агиополитике, то есть почитанию и прославлению русских святых, в заступничестве которых видел нематериальный фактор развития и могущества России.

Насколько был значим этот фактор, ясно из того, что именно под покровом преп. Серафима Саровского, прославленного усилиями императора вопреки мнению части церковной бюрократии, возник ядерный щит нашей страны.

Мученическая смерть за Христа – лучший удел, которого только может желать православный христианин. И восприняв мученические венцы, царь и его ближние сами стали могущественными защитниками и молитвенниками за Русь перед престолом Царя Небесного.


Автор этих строк, неоднократно убеждавшийся в действенности молитвенного покровительства царя-мученика, чувствует себя в полном праве подчеркнуть: чем больше Россия будет почитать своего царя как небесного покровителя, тем сильнее мы будем становиться и как держава. И тем больше помощи получит и в делах духовных, и в делах мирских каждый из нас.

Жизнь с царем и жизнь без царя – это огромная разница не только в политическом, но и в духовном смысле.

Историко-политическое значение тех страшных и скорбных событий заключается в том, что последний русский император и его семья были уничтожены в тот момент, когда почва под установленной в России (в интересах внешнего врага – Германии) революционной диктатурой зашаталась.

Против отдавшего половину России немцам режима сплотилась не только широкая коалиция белых (в рядах участников Ярославского восстания оказались и монархист Перхуров, и недавний эсер-террорист Савинков, и кадет Соболев, и меньшевик Савинов, и беспартийный Лопатин), но даже и значительная часть левых эсеров и большевиков. Устроив в Москве мятеж против «Ильича», они были готовы покончить с постыдным положением германской колониальной администрации.

Возвращение царя как символа государственного суверенитета России казалось в те дни вполне реальным. И избавиться от этой угрозы узурпаторы решили самым жестоким и радикальным способом из возможных.

Collapse )

Почему «новые красные» ненавидят Николая II больше, чем Гитлера

Благодарю gallago, в журнале которой я увидел эту статью.

Дометий Завольский
историк-архивист


Уже не удивляет, что даже годовщина екатеринбургского убийства встречена потоком знакомых ругательств, имеющих малое отношение к полемике. Обвинения против убитых и оправдания в пользу обвиняемых известны наизусть каждому причастному.

«Новые красные» по сути ненавидят Николая II больше, чем Гитлера.

Гитлер вроде как чужой, а родословную всяких страшных персонажей неокоммунистической мифологии они выводят от императора (призывавшего подданных – и в предпоследнем манифесте, и даже в сомнительном манифесте об отречении – сплотиться для решающего удара по Германии).

С «новой красной» точки зрения симпатизирующие императору являются не только «солженицынцами», но и «власовцами», и «бандеровцами».

«Новые державники» зачастую ненавидят Николая II больше, чем Ленина, Троцкого и уж тем более Сталина.



Давно пошёл в народ аргумент, импонирующий любителям штампов о «сильной власти» и «стабильности», особенно в женском их понимании: «Александр III был волевым, умным и миролюбивым, Николай II был безвольным, ограниченным, вверг Россию в войны и всё проиграл да ещё отрёкся».

«Новые державники» не считают абсурдным обвинять в «дезертирстве» человека, по их же словам бывшего причиной всех предшествовавших бед и, стало быть, внявшего обвинениям, что они повторяют за своими единомышленниками столетней давности.

«Новые державники», равно как и «новые красные» зачастую бывают весьма духовны и даже мистически настроены, называя екатеринбургское убийство то ответом за жертвы первой мировой войны, то возмездием за крепостное право, то карой за казнь малолетнего сына Марины Мнишек и атамана Заруцкого.

Императору зачастую разом ставят в вину и по-новодержавному – допустил беспорядки и не решился их подавлять, и по-старокоммунистически – пролил какие-то баснословные реки народной крови. Николай II виноват-де в том, что он позволил Германии объявить России войну, чего можно было бы избежать, и при этом сохранение «царского режима» якобы непременно привело бы к уничтожению России в будущей войне с Германией, на этот раз совершенно неизбежной.

Теперь и «новые державники», и «новые красные» взяли на вооружение подловатые стишки Константина Бальмонта («Наш царь – Мукден…»), самолично призывавшего к цареубийству и участвовавшего в беспорядках.
Collapse )

100 лет без Царя.



   Читала, что когда Серов писал этот портрет, он намеревался показать Николая II слабым и слишком простым, написав Царя в тужурке лейб-гвардии Преображенского полка.
Глядя на портрет сейчас, думаешь, что Серов увидел тогда то, что другие не видели.
Он знал.
Знал все пророчества.

 
настоящее

Праздник советского людоедства

https://pioneer-lj.livejournal.com/1692410.html
17.7.2018 20:05
Праздник советского людоедства
Нынче у краснознамённых людоедов славный юбилей – 100-летие убийства царской семьи.
Причём сами душегубы большевики хотя бы стеснялись убийства царских детей, нынешние бесноватые – нет. Гордятся!
...
Краснознамённые товарищи в комментариях негодуют, что им хотят воспретить убивать царёнышей. Прямо по Галковскому – девочка с мороженным и советский гуманизм.
...
===
https://remi-meisner.livejournal.com/221634.html
remi_meisner, 16.7.2018, 21:15
"Россия любит кнут!"
«Сегодня у нас знаменательная дата, дорогие товарищи читатели. Сто лет тому назад был расстрелян гражданин Николай Романов, он же царь Николай Второй, он же Николашка "Кровавый" - тупой, недалёкий, ленивый, жестокий и злобный деспот, десятилетиями заливавший русскую землю кровью рабочих, крестьян и лучших представителей интеллигенции».
===
https://www.facebook.com/k.a.krylov/posts/1831227963610253
Константин Анатольевич Крылов, 17 July 2018, 14:01 UTC
Не стоит проецировать масштаб события на соверивших его людей.

Например, чтобы совершить великое (по историческим меркам) злодеяние, совершенно не обязательно быть великим человеком. Это даже мешает. Можно быть мелкой, ублюдливой сволочью с дерьмом в голове, оказавшейся в нужное время в нужном месте. Как тот же Сталин, например - осетинский таракашка, раздутый историей до "тараканища". Или Ленин - мелкий урод, шпионишко на подхвате, оказавшийся подходящим для дела. Про убийц Ленина даже и говорить нечего.

Другой вопрос, что за великими злодеяниями обычно стоят великие умы. Которые их не совершают, но планируют. И вот эти - - -
===
https://www.facebook.com/k.a.krylov/posts/1831220626944320
Константин Анатольевич Крылов, 17 July 2018, 13:56 UTC
Представил себе плакатик "Je suis Nicolas II" и усмехнулся - до какой степени подобный текст НЕВОЗМОЖЕН. Ну разве что в виде кривляния.

Хотя смысл в нём есть. Расстрел Царя был расстрелом будущего Россiи. И все мы - не те, чем должны быть, жалкие подобия настоящих русских, какими мы могли бы быть, сохранись Россiя как русское государство.

ДОВЕСОК. А вот формула "Мы - Николай Второй" (именно так, через чёрточку) некий смысл имеет. Точнее, может приобрести.
===
https://www.facebook.com/k.a.krylov/posts/1830403787026004
Константин Анатольевич Крылов, 16 July 2018, 23:21 UTC
И вот что интересно.

В девяностые, когда у нас тут косплеили "капитализьм" (сейчас-то уже понятно, что настоящего капитализма нам и понюхать не дали, но тогда что-то на эту тему лялякали), было очень много разговоров, что русский народ должен покаяться за то, за сё (в основном за "страшные погромы", разумеется), но в т.ч. и за убийство Царя и его семьи.

Мне всё это было слышать крайне омерзительно, и я даже написал пару статей про саму идею "покаянства". Мне было непонятно, за что каяться русским-то. Большевикам и их потомкам и выгодополучателям - да, а русским-то? Что за бредятина?

Зато сейчас ситуация прояснилась вполне.

Есть люди, не обязательно любящие Государя, но хотя бы не испытывающие к нему утробной ненависти и считающие его убийство скверным и преступным делом. Этого вполне достаточно. Им каяться не в чем. Разве что в том, что их предки не смогли убить большевиков. А лично - что не могут понять, чем был Русский Царь для России. Но это вопрос уже второй.

А есть большевики или их потомки, физические и духовные, которые ДО СИХ ПОР исходят ненавистью к Государю и радуются его убийству. Вот им покаяться вовсе не помешало бы, но именно они-то категорически этого не желают.

Заметим, их никто за язык не тянет. САМИ ОРУТ. Как резаные орут - да! да! правильно! так! так!

Из этого вывод. Кровь Государя на КАЖДОМ большевичке, каждом леваке, каждой неруси и каждом новиопе, которые ДАЖЕ СЕЙЧАС кричат, как хорошо и правильно убили "ничтожного и кровавого николашку" и его семью.

Кровь всех русских, убитых и замученных большевиками - на вас, товарищи. На вас и на детях ваших. Это не я так хочу, мне-то всех жалко, даже глупых и злых людей. Это "так всё устроено".

И каждый в свой срок это поймёт и даже ощутит. Поздновато, правда, будет.
  • Current Mood
    Россия, возродись!

Святая Русь в красках (Михаил Нестеров)

31 марта 1890 года в Москве ждали открытия XVIII Передвижной выставки.

Среди ее экспонатов была и картина молодого художника Михаила Нестерова «Видение отрока Варфоломея» — художественное воспроизведение известного эпизода из жития святого Сергия Радонежского (в миру Варфоломея)..

По преданию, семилетнему Варфоломею никак не давалась грамота. За это родители часто его бранили, учитель строго наказывал, а товарищи насмехались над ним. Варфоломей глубоко переживал свои неудачи в учении и молил Бога даровать ему разумение грамоты. Молитва его была услышана.

Оригинал статьи на моем авторском сайте.



Collapse )

Иеромонах Серафим (Роуз). Царь-мученик Николай II

Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь, – и тогда откроется беззаконик… (2 Фесс 2, 7).


То, что удерживало появление в мире антихриста, этого человека беззакония и анархии, последнего и самого могущественного противника Господа Иисуса Христа и Его Церкви, – по учению святителя Иоанна Златоуста и других Отцов Церкви, – это законная власть, выраженная и символизированная римской империей. Эта идея нашла себе высшее воплощение в христианской империи: сначала в Византии, когда Константинополь был Вторым Римом, а затем в православной русской империи, когда Москва стала Третьим Римом. В 1917-ом году «век Константина» пришел к концу, православная империя была разрушена – и мир, начиная с Москвы, был брошен в век беззакония и атеизма, (а в церковной жизни – и апостасии), каковых еще не было видано.

Царь Николай II был последним представителем этого идеала законной христианской власти, и век беззакония соответственно начался с его убиения. Для православных христиан, однако, новый век начинается с мученика, начинается со свидетеля Православия, до конца верного своей Церкви и своему священному призванию.

Иов Многострадальный, в день памяти которого Царь был рожден, говорил в своем тяжком страдании о дне своего зачатия: Ночь та, – да обладает ею мрак, да не сочтется она в днях года (Иов 3:6).

Страшна была ночь убиения Царя и его семьи.

Но древние христиане глубокомысленно называли дни памяти мучеников – днями их рождения. И ночь убиения Царя сияет в нашем сознании как рождение на небе Царя-Мученика – жертвы за грехи своего народа. Такое представление подтверждается видением в 1917-ом году великого старца Макария, митрополита Московского.

«Я видел поле. По дороге шел Спаситель. Я пошел за Ним, говоря: «Господи, я следую за Тобой!» А Он, повернувшись ко мне, отвечал: «Следуй за Мной!» Наконец мы подошли к огромной арке украшенной звездами. На пороге арки Спаситель повернулся ко мне и снова сказал: «Следуй за Мной!» И Он вошел в дивный сад, а я остался у порога и проснулся.

Вскоре я снова заснул и увидел себя стоящим у той же арки, а сзади нее за Спасителем стоял Царь Николай. Спаситель сказал Царю: «Ты видишь в руке Моей две чаши: одна из них горька для твоего народа, и другая сладка для тебя».

Царь упал на колени и долги умолял Господа позволить ему выпить горькую чашу вместе со своим народом. Господь долго не соглашался, но Царь умолял Его неотступно. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой горящий уголек и положил его на ладонь царевой руки. Царь стал перебрасывать уголек из руки в руку, и одновременно его тело начало светлеть пока не сделалось совершенно ярким как некий сияющий дух. Здесь я снова проснулся.

Заснув еще раз, а увидел огромное поле покрытое цветами. Посреди поля стоял Царь, окруженный множеством народа, которому он своими руками раздавал манну. Невидимый голос сказал в этот момент: «Царь взял на себя вину русского народа, и русский народ прощен».



Значение Царя в первую очередь велико, конечно, для русского народа. Но его чин Православного Царя, удерживающего появление Антихриста, и особенно его звание Православного Мученика – делают его сугубо значимым для всех верующих православных людей.

Сербский народ всей душой любил русского Царя. 30-го марта 1930-го года в сербских газетах была напечатана телеграмма, сообщающая о том, что православные жители города Лесковац в Сербии обратились к Синоду Сербской Православной Церкви с просьбой поднять вопрос о канонизации покойного русского императора Николая II, который не только был гуманнейшим и чистейшим сердцем правителем русского народа, но также стяжал духовную славу мученической кончины.

Уже в 1925-ом году в сербской печати появилось описание того, что случилось с одной пожилой сербкой, потерявшей на войне двух сыновей и считавшей убитым и своего третьего сына, который пропал без вести.

Однажды, после горячей молитвы за всех погибших в минувшую войну, бедная мать заснула и увидела во сне Императора Николая II, который сказал ей, что сын ее жив и находится в России, где он вместе со своими двумя погибшими братьями боролся за славянское дело. «Ты не умрешь, – сказал русский Царь, – пока не увидишь своего сына». Вскоре после этого вещего сна старушка получила известие, что сын ее жив, и через несколько месяцев после того она, счастливая, обнимала его живым и здоровым, вернувшимся из России на родину.

В августе 1927 года в газетах Белграда появилось сообщение о том, как русский художник и академик живописи С.Ф. Колесников был приглашен для росписи нового храма в древнем сербском монастыре святого Наума, что на Охридском озере. Художнику была предоставлена полная свобода творческой работы в украшении внутреннего купола и стен. Исполняя эту работу, художник задумал написать на стенах храма лики пятнадцати святых, размещенных в овалах. Четырнадцать ликов были написаны сразу же, а место пятнадцатого долго оставалось пустым, т.к. какое-то необъяснимое чувство заставляло Колесникова повременить. Однажды в сумерках Колесников вошел в храм. Внизу было темно, и только купол прорезывался лучами заходящего солнца. Все кругом в храме казалось неземным и особенным. В этот момент художник увидел, что оставленный им незаполненный овал ожил, и из него, как из рамы, глядел скорбный лик Императора Николая II. Пораженный чудесным явлением мученически убиенного русского Государя, художник некоторое время стоял как вкопанный, охваченный каким-то оцепенением.

Далее, как описывает сам Колесников, под влиянием молитвенного порыва он приставил к овалу лестницу и, не нанося углем контуры чудного лика, одними кистями начал прокладку. Колесников не мог спать всю ночь, и едва забрезжил свет, он пошел в храм и при первых утренних лучах солнца уже сидел наверху лестницы, работая с таким жаром, как никогда.

Как пишет сам Колесников: «Я писал без фотографии. В свое время я несколько раз видел покойного Государя и образ его запечатлелся в моей памяти. Я закончил свою работу, и этот портрет-икону снабдил надписью: Всероссийский Император Николай II, принявший мученический венец за благоденствие и счастье славянства».

Вскоре в монастырь приехал командующий войсками Битольского военного округа генерал Ростич. Посетив храм, он долго смотрел на написанный Колесниковым лик покойного Государя, и по щекам его текли слезы. Затем, обратившись к художнику, он тихо промолвил: «Для нас, сербов, это есть и будет самый великий, самый почитаемый из всех святых».

Само явление Царя-Мученика является источником вдохновения для всех православных христиан. Но это лишь часть православной значимости Царя Николая II. Его собственное благочестие и христианский нрав, и его деятельная роль Царя содействующего истинному возрождению Православия делают его последним и одним из самых великих представителей традиции православной монархии, с падением которой (чему мы сами являемся свидетелями) век беззакония поистине вошел в мир.

О, святый Царю-Мучениче Николае, моли Бога о нас!

[Источник]http://rys-strategia.ru/news/2018-07-16-5648