k_fon_shwahgeim

Categories:

Иеромонах Роман (Матюшин). Стихи уходящего года.

Заглянул на сайт «Ветрово» и не смог удержаться и не выложить тут немного новых стихов замечательного автора.

               Встречи              

Мы приходим на встречи послушать разумные речи,
Отогреться душою самим и других обогреть.
Ну а если гостей и хозяев порадовать нечем,
Может, лучше тогда в одиночестве дома сидеть?

Кто же в гости приходит, чтоб умничать, спорить со всеми
И хозяев отчитывать, пользуясь их добротой?
Кто умён пред собой, тот бросает не доброе семя,
Кто морочит людей, тот не ведает Правды Святой.

Для чего суесловить и в споре питать самомненье?
Возлюбившие мiр, не себе ли тенёта плетём?
Мы приходим на праздник общенья не ради общенья —
Ради малого стада, идущего узким путём.

               Всезнайство              

Всезнайство живёт на вулканах,
Не чувствуя близкой беды…
Плывут корабли в океанах,
Тщеславясь обильем воды.

В тумане желанная пристань,
Искрит безмятежие вод.
Но коль корабельщик расхристан,
На скалы корабль отнесёт… 

Цветут богословские школы,
Но толку от названных школ,
Где учат не жизнью — глаголом?
Что может бездушный глагол?

Оставив забвенью глубины,
Подладили Церковь под всех.
Обители, звоны, крестины,
А всюду господствует грех.

К наукам похвально влеченье,
Когда ко спасенью ведёт:
Учение ради ученья
Душе ослепленье несёт.

Растёт златоустое племя,
Хотящее мiр обогреть.
Но слово без Духа не семя,
А празднозвенящая медь†.   

Указы, подобные мухам,
Слетают на скатерть и мрут:
Не буквой спасаются — Духо솆,
Но Дух не за партой дают. 

Познанье ничто без призванья,
И мiр всё больней и больней…
Всё у́же река покаянья,
Всё меньше плывущих по ней.

† 1 Кор. 13:1.
†† 2 Кор. 3:6.


               Победитель              

Безбожие победы обожает,
Но о Победе ничего не знает!

Пред жертвенностью голову склоню.
Победа — торжествующее слово!
Но для чего венки несут к огню?
Огнепоклонство под луной не ново!

Обрядом чуждым чествует страна
Могилу неизвестного солдата.
Ужель Господь не знает имена
И кто-то позабыл отца и брата?

Не колокол — куранты бьют в Кремле,
И в сердце не покой, а сокрушенье:
Что пользы от победы на земле
На Небесах терпящим пораженье?

Безбожник никогда не победит!
Геройски пал, а участь не благая:
Там червь неусыпающий язвит
И Вечный огнь палит, не сожигая… 

Не знает мiр, зовущий на сраженья:
Без Бога и победа — пораженье!


               Благо              

Не нужно путать плаванье с крушеньем,
Благословенье Божье с попущеньем.

Не то добро, что злато и сребро,
Земного ищет век мимоходящий.
Великое добро — творить добро,
Мы все имеем дар животворящий.

Любители поспорить обличат,
Укажут на пробитую кольчугу.
Мол, как и раньше, о добре кричат
И убивают за добро друг друга.

Удар мечом — и побеждённый пал.
Но вы мiрскою мерою не мерьте:
Ведь победил не тот, кто побеждал,
А тот, кто Богу верен был до смерти.

Рядится зло во множество доброт,
Но где добро? Без Бога нет ответа:
Ведь ангел тьмы порою предстаёт
Посланником немеркнущего Света.

О сопротивник, зло не благородь,
Ты с ним дойдёшь до первого оврага.
Добро есть благо. Благ один Господь,
И только то, что от Благого — благо!


               Богоборцы              

«Ну построят Храм, а где мне выгуливать собаку?»
Из разговора 

В сердцах и ненависть, и мрак,
Одни и те же вопли-стоны:
— Нам не выгуливать собак?
— Нам что, не спать под ваши звоны?

Ужели Храмы наш народ
Сменил на моськины угодья?
Тогда ты не народ, а сброд,
Рускоязычное отродье!

Кто будит лихо? Чуждый враг
Иль эти, что стоят стеною?
Ничтожные рабы собак,
Вы на Кого пошли войною?!

Вам не по нраву Божий Дом,
Забывшие Творца Иваны?
Быть может, вспомните о Нём,
Когда вас поведут в зинданы!..

               Вспять              

Да сгинет каиново дело —
Превозноситься кумачом,
Делить народ на красных, белых          
И брату угрожать мечом!

Доколе тешиться обманом
И лихолетье воспевать?
Кадящему пред истуканом
Христовым никогда не стать!

Напрасно посещенье Храма,
Пока язычник не поймёт:
Носящих в сердце пентаграмму
Нательный Крестик не спасёт.

Чтоб искре Божьей разгореться,
Умерь неистовый протест
И вырви звёздочку из сердца —
Или сними нательный Крест.

Куда глядишь, вития лгущий,
Подобно Лотовой жене?..
Да истребится всяк зовущий
К братоубийственной войне!

Ни с красными, ни с казаками —
Хотел бы под пасхальный звон
Встать между братьями-врагами
Преградой пулям с двух сторон.


               Тоска по плену              

«И моя душа тоскует по Советскому Союзу.»
Уральский протоиерей 

На река́х Вавилонских… Известны печальные строки,
Но касались, как видим, и там покаянных глубин.
На советских реках говорить запрещалось о Боге:
Плен советский безбожный страшней вавилонских чужбин.

Что за время настало? Откуда повсюду подмены?
Стал монахом тиран, всесоюзным курортом — ГУЛАГ.
Позабыли отцы, вспоминая доступные цены,
Что людей зарывали тогда без молитв, как собак.

Мне напомнят, конечно, счастливое детство у моря,
Целину, кукурузу, коммуну за ближней межой.
И кино про уборку, и пир на колхозном просторе —
Был бы рад за людей, если б те не платили душой.

Кто припомнит картину: в Артеке ребячья ватага,
Все с крестами несутся и славят безбожную власть?
И представить смешно: не для всех черноморское благо,
Без удавки на шее в Артек никому не попасть.

Хоть родился в Союзе, однако советским я не был.
И не прыгал, как все — человек покорил небеса!
Я на небо глядел, на бездонное звёздное небо,
И скорбел, что когда-то навечно закрою глаза.

Не вступал в комсомол, с малолетства претила измена,
Крест нательный носил, но тайком, опасаясь невзгод:
Плен советский намного страшней вавилонского плена —
Становился безбожной ордой православный народ.

Две дороги в стране. Вы шагали к победам упрямо,
Высоко поднимая плакаты и с идолом стяг.
Вы смотрели на стройки, а мы на развалины Храмов.
Вы стремились вперёд, чтоб, дойдя, пировать на костях.

Ум и совесть, и честь — только партия этим владела!
Остальных обрекла жить без совести, чести, ума.
И душе ничего! Пятилетки и стройки для тела!
Всех, кто думал иначе, ждала иль сума, иль тюрьма.

Слышу слева и справа истошные вопли-укоры —
Мол, отец фронтовик, а сынок на отца восстаёт.
Но отвечу исчадьям взрывавших святые соборы:
Мой отец воевал, защищая не власть, а народ.

Забывается всё, и святое мешается с тленом.
Кто когда на Руси оды тяжкому игу слагал?
Был ли русич такой, чтобы он, воротившись из плена,
Воспевал полоненье и чтил юбилеи врага?

Таковых не бывало: иуд на Руси отлучали,
Величали Святой нашу Матушку-Русь неспроста.
Шли за веру на смерть и потомкам своим завещали:
Рускiй — значит Христов, Русь не может стоять без Христа!

На реках Вавилонских молчали органы и трубы,
И ведомые в плен возносили молитвы Творцу…
Коль тоска — смертный грех, то по плену тоска грех сугубый,
И служителю Правды об узах тужить не к лицу.


Тексты отсюда.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded