k_fon_shwahgeim

Category:

О старце Илии Оптинском...

Рассказ священника.

    «Это довольно удивительная и промыслительная история. До 1993 года мы в  храм не ходили. Но дядя молился за нас в Оптиной, и произошло следующее.  В 1993-м году нам с братом исполнилось девять и шесть лет, летние  каникулы мы с ним проводили в деревне у родственников, а мама оставалась  в городе. Она работала на фабрике, и всем фабричным уже несколько  месяцев не платили зарплату. Папа трудился на предприятии, где зарплату  тоже задерживали. И вот наступил такой момент, когда у них в доме совсем  не осталось продуктов. Совсем ничего – только соль. 

      Кто-то из соседей по подъезду, имевших земельный участок, после  очередного сбора урожая принес маме целый таз огурцов. Она, конечно,  очень обрадовалась и решила их засолить. А хочется же хоть какую-то  приправу положить – хотя бы чеснок. И вот она несколько дней ждет: не  получится ли у неё где-нибудь достать пару головок чеснока. 

     В выходной день мама решает сделать, пока дети в деревне, генеральную  уборку. Перебирает книги в книжном шкафу и находит в одной из книг  бумажную иконочку святой блаженной Ксении Петербургской. Позднее она  пыталась выяснить, откуда в детских книжках оказалась эта иконочка, но  так и не смогла этого узнать. И мама неожиданно для себя начинает  молиться святой блаженной Ксении и рассказывает ей все свои горестные  обстоятельства: денег нет, продуктов нет, даже чеснока, чтобы засолить  огурцы – и то нет.  

    Ночью – звонок в дверь. Мама открывает: на пороге стоит её брат, отец  Гавриил. Приехал на «Волге» из Оптиной – вся машина загружена  продуктами. Мешок сахарного песка, мешок крупы и так далее. Ожидать  такого было совершенно невозможно.  

    Отец Гавриил впоследствии рассказывал, что сам тогда не понял, отчего  старец, отец Илий, благословил его: «Поезжай к сестре, отвези ей  продукты». А дядя жил уже несколько лет в монастыре ..  

    Он маму просит:

  – Маргарита, покорми водителя. 

 Мама отвечает: 

 – У меня сегодня совсем ничего не приготовлено. 

 – Тогда хотя бы чаем угости. 

 – В доме нет чая.  

     И отец Гавриил заплакал – он только тогда понял, почему старец послал  его к сестре. Отец Илий благословил его отвезти продукты, и самое  последнее, что дал, был чеснок. Сказал: «И отвези ей чеснок».  

    И вот выгружают они из машины продукты, и в конце отец Гавриил вручает  маме чеснок. И это уже оказалось настоящим чудом: она не просто получила  продукты, но именно то, что просила. У мамы это была первая в её жизни  сознательная молитва. Она получила ответ – и этот духовный опыт потряс  её.  

    Дядя потом вспоминал: он никуда не собирался, ничто не предвещало  никакой поездки, не было даже никаких разговоров о том, чтобы куда-то  ехать. Внезапно после литургии старец сказал ему: 

 – Тебе нужно съездить к сестре – к Маргарите. (А у дяди, кроме моей  мамы, были ещё две сестры.)  

– Когда?  

– Сейчас и поезжай. 

     Всю ночь мама и её брат общались, что-то там вспоминали, плакали. Отец  Гавриил предложил ей приезжать в Оптину, рассказал, как туда добраться, и  утром они с водителем уехали назад в монастырь.  

    Мы съездили всей семьей в Оптину, отец там покрестился. И когда  вернулись из монастыря – воцерковились. Дальнейшая наша жизнь была уже  сознательной жизнью христиан: мы исповедовались, причащались. Старец  Илий стал духовным отцом всей моей семьи. 

     Мы общались со старцем, отцом Илием, и он молился о нас. Самое главное,  что я помню – старец говорил иногда: «Вот когда вы будете жить в  Козельске...». 

     А я тогда не понимал, как это мы будем жить в Козельске, если мы живем в  Кимрах? Но в 1999-м году, когда мне исполнилось пятнадцать, мы  действительно переехали в Козельск, чтобы быть ближе к Оптиной. И дальше  наша жизнь шла уже под духовным руководством и по благословению отца  Илия. 

     Моя бабушка в 2000-м году была пострижена в монахини в Шамордино. Моя  мама, по благословению старца, приняла монашеский постриг в 2013-м году.  Сестра мамы – монахиня Мария, её дочь – инокиня, сын – иерей Димитрий,  служит в Подборках и дважды в неделю – в Шамордино, где бабушка  подвизалась в монашестве 15 лет, прежде чем отойти ко Господу. Мой  младший брат – иподиакон у епископа Острогожского и Россошанского.

      К этому могу добавить, что старец Илий звал моего брата с его  семилетнего возраста монахом. А мне старец тоже сказал о моем пути ещё  тогда, когда я только поступил в семинарию – уже тогда он знал, какой  путь меня ждет: монашеский или семейный. 

 – И теперь вы глава многодетной семьи...  

– Да, на момент нашей беседы моя матушка находится в роддоме. Ждем  пятого ребенка. 

     Знаете, я думаю, что самое важное не в прозорливости старца, не в том,  что по его молитве происходят исцеления, какие-то чудотворения. Самое  важное, самое главное чудо – это то, что в нашей жизни бывают люди,  которые настолько любят Бога, настолько доверяют Богу, что через них  Господь открывает Самого Себя остальным и действует, исцеляя и указывая  дальнейший путь.  

    Потому что не каждый, в силу своей греховности, может понимать Божий  Промысл ..»

  Иерей Дионисий Куваев

Отсюда.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded